Новости дня

Кремль жёстко отреагировал на вызов и «неадекватные претензии» Татарии

Круглый стол в пресс-центре ИА REGNUM

Москва, 20 декабря 2017, 16:29 — REGNUM  Татария пошла «на эскалацию» с федеральным центром, что привело не только к снижению позиций республики в рейтинге эффективности региональной власти, но и «достаточно жёсткой реакции» со стороны Кремля. Это «хороший пример для всех, кто пытается бросить публичный вызов или действовать как-то агрессивно». Федеральные ведомства и «лично премьер-министр Дмитрий Медведев» продолжат «политику по ограничению возможностей влияния элиты Татарстана на федеральные решения». Такое мнение высказали эксперты сегодня, 20 декабря, на заседании экспертного клуба «Регион», посвященном эффективности региональных властей в 2017 году. Заседание прошло в пресс-центре ИА REGNUM.

На ситуации в Татарии акцентировали внимание несколько экспертов. Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций в Башкирии Дмитрий Михайличенко отметил, что в рейтинге АПЭК (Агентства политических и экономических коммуникаций) Татария потеряла сразу несколько позиций, «подравнявшись» с Башкирией. На это повлияли взаимоотношения с федеральным центром, в том числе наиболее ярко проявилась в позиции регионов по языковому вопросу.

— Я бы её так обозначил: дихтомия Башкортостан — Татарстан, политика в контексте языкового вопроса. Мы видим, что в рейтинге позиции Башкирии и Татарстана подравнялись. Это вызвано разной стратегией, разными параметрами взаимоотношения с федеральным центром. Татарстан сделал ставку на некое обострение, отстаивание своей субъектности и, как видим оказался, в несколько невыгодном положении», — констатировал Дмитрий Михайличенко.

— Я даже бы сказал на эскалацию, — отреагировал генеральный директор АПЭК Дмитрий Орлов.

— На эскалацию, да. Тут и федеральный договор, и национальные языки. А Башкортостан выбрал стратегию «хорошиста», стратегию проводника федерального центра и, в общем-то, остался при своём, — считает Михайличенко.

Напомним, 2017 год в Татарии прошёл под эгидой завершения действия договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью, который не был пролонгирован. Кроме того, из важных тем в республике, которые всколыхнули общественность, можно называть языковой вопрос. В результате прокурорских проверок в школах региона, проведённых по поручению президента Владимира Путина, изучение родных и государственных языков перешло в факультативную форму. Прокуратура Татарии подтвердила, что в республике нарушались права на выбор родного языка. На сегодня свыше 115 тыс. родителей вместо ранее обязательного татарского языка выбрали для изучения своими детьми русский.

Помимо языкового конфликта, большое напряжение создаёт банковский кризис, продолжил политолог Максим Жаров. Напомним, в 2017 году пять банков в Татарии лишились лицензии и были признаны банкротами, а ещё один попал под санацию.

«В Татарстане ситуация не столько с конфликтом с федеральным центром по языковой проблеме. Там очень серьезный банковский кризис. Как мне кажется, это куда более весомый фактор дестабилизации элит, потому что банки, которые исчезают, очень тесно связаны с местными элитами. Это достаточно серьёзный вызов, в том числе и для федерального центра. Аккуратность, с которой федеральный центр сейчас выстраивает свои взаимоотношения с республикой, говорит о том, что проблемы осознаются», — отметил Жаров.

Тему подхватил Дмитрий Орлов, напомнив, что взаимоотношения с федеральным центром — «дорога двусторонняя», по которой должны «двигаться оба игрока»:

«И если один из игроков — в данном случае крупный регион, Татарстан, — идёт по пути эскалации, естественно, он получит достаточно жёсткую реакцию. Мы это наблюдали. И реакцию как высказывание в лице премьер-министра Медведева, в действиях целого ряда регулирующих инстанций и, наконец, затем в тех претензиях, которая прокуратура предъявила к регулированию и вообще к тому, как решается вопрос с национальным языков в Татарстане. И сделано это было по прямому указанию президента Владимира Путина».

Сказалось и то, что в 2016—2017 годах Татария позволяла себе «неадекватные претензия с точки зрения особого статуса» региона.

«Он когда-то получил это квазиособый статус в условиях ослабления единства федерации. Но ясно, что это не может быть вечно. И в условиях сильной федерации ставить данный вопрос — значит наталкиваться на жёсткое сопротивление. Удивительно, что татарская элита, которая всегда отличалась адекватностью, не поняла этого. И я думаю, что по совокупности причин можно оценить действия части руководства Татарстана и татарской элиты во второй половине 2016 года как недальновидные, а отчасти даже и неадекватные. Следствием стала жёсткая реакция федерального центра. И на особые субвенция, трансферты в ответ на демонстрируемую эффективность, на которую раньше Татарстан как мощный лоббист рассчитывал, теперь может определённо не рассчитывать. Это первое.

Второе. Это столкновение происходило на фоне ухудшающейся финансово-экономической ситуации в Татарстане и, прежде всего, ситуации в банковском секторе. И эта ситуация нам отчётливо показывает: надо заниматься собственным регионом», — делает вывод Дмитрий Орлов.

Генеральный директор АПЭК обратил внимание на то, что в условиях экономических сложностей, в том числе с пополнением доходной части федеральной бюджета, «регионы с худшим экономическим положением понимали суть тех мер, которые предлагает федеральный центр», «воспринимали, реагировали».

«Татарстан пошёл по другому пути. Это его право. И мы видим, как изменилось отношение к элите Татарстана. Как изменились по масштабу и характеру финансовые потоки, которые возвращались в Татарстан из федерального центра. И как вообще изменился регион за эти всего лишь полтора года», — обратил внимание Орлов.

По его мнению, Татария — «яркий пример того, каким образом в рамках существующей системы, системы норм, правил, взаимоотношений, практик переговорных», «что логично предпринимать, а что предпринимать нелогично»:

«Уверен, что пример Татарстана — хороший пример для всех, кто пытается бросить публичный вызов или действовать как-то агрессивно. И некоторые вещи, которые сделал Минниханов в конце прошлого года, это не компенсируют… Федеральные ведомства и лично Медведев будут вести политику ограничения влияния элиты Татарстана на федеральные решения».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, за 2017 год в рейтинге эффективности региональной власти Татария опустилась со второго на девятое место. В рейтинге при оценке среднего балла также уточняется, что Татария стала «лидером спада в соответствии с этим подходом и единственным регионом, где изменение среднего балла оказалось более — 0,05».

Показать текст
  • 423
  • 775
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
    Будьте первым, кто оставит комментарий!
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
Показать еще
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
Оставьте комментарий