Новости дня

"Дело Калви" и обнищание населения шокировали бизнес

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предчувствует бурю в российской экономике. Фото агентства городских новостей "Москва"

Отечественный бизнес впадает в истерику, сказывается информационный фон: «дело Калви» многих шокировало. Бизнесмены в основном негативно оценивают деловой климат в стране, некоторые боятся развивать и выводить на новый уровень свое дело, стараются «не высовываться», чтобы не столкнуться с силовым и иным давлением. И над всем этим довлеет еще одна проблема – потребительский кризис, ставящий под сомнение окупаемость проектов. Такую картину обрисовали на конференции в Москве представители Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и центра социального проектирования «Платформа». В основе их исследования – всероссийский опрос предпринимателей.

Сегодня в России сложились неблагоприятные условия для ведения бизнеса. Так считают 71% из 500 предпринимателей, опрошенных в июне ВЦИОМом по заказу центра социального проектирования «Платформа». Социологи опрашивали представителей российского крупного, среднего и малого бизнеса, отобранных на основании квот, которые рассчитывались с учетом данных Росстата о числе действующих предприятий по отраслям.

Уточним: среди таких скептиков «однозначно неблагоприятными» текущие условия для бизнеса считают 35% респондентов, а «скорее неблагоприятными» – 36%. В разной степени благоприятными для ведения бизнеса текущие условия назвали 27% опрошенных предпринимателей, остальные затруднились с ответом.

Около 59% респондентов считают, что за последний год ситуация «скорее» или «однозначно» ухудшилась. Как говорят 29% опрошенных, она не изменилась, а улучшения в той или иной степени заметили лишь 11% респондентов. В пятилетней перспективе 51% опрошенных ждут ухудшения ситуации, 23% считают, что ничего не изменится, около 20% надеются на улучшения.

Опрос ВЦИОМа дает возможность выявить самый главный фактор, оказывающий сейчас негативное влияние на российский бизнес. Это уровень благосостояния населения: в условиях многолетнего падения доходов граждан о его отрицательном влиянии сообщили 81% опрошенных. 

И предприниматели, судя по всему, не ждут улучшения ситуации с потребительским спросом. Потому что, как показало исследование, 72% респондентов называют «высокими и очень высокими» риски снижения покупательской способности населения.

«Уровень благосостояния населения везде сквозит как один из доминирующих факторов по оценкам условий ведения бизнеса, по тем зонам риска, которые предприниматели для себя сейчас видят», – пояснил директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМа Кирилл Родин.

Кроме того, в списке проблемных факторов, часто упоминаемых бизнесменами, оказались цены на энергоносители, распространенность коррупции, монополизация рынка, работа контрольно-надзорных органов, а также, судя по всему, низкий уровень защищенности собственника и не вызывающая у предпринимателей доверия работа судебной системы.

Ответы предпринимателей иногда можно было назвать противоречивыми, что, видимо, объясняется географическими и отраслевыми различиями, а также размерами самого бизнеса. 

Так, «внутриполитическая ситуация, стабильность госвласти», по мнению 35% опрошенных, оказывают на условия ведения бизнеса «позитивное или скорее позитивное влияние». И в то же самое время о негативном влиянии этого фактора заявили 43% респондентов. Причем около 41% опрошенных считают, что на самом деле государство своим мерами сегодня вредит развитию частного бизнеса в стране; 39% уверены, что оно и не поддерживает, и не вредит; о поддержке заявили лишь 14% опрошенных.

Противоречивыми могут показаться и оценки доступности кредитов для бизнеса в стране. Все же большой процент опрошенных (29%) говорят о позитивном влиянии доступности кредитов, о негативном же влиянии (то есть о низкой доступности) заявили 49%.

Помимо этого центр социального проектирования «Платформа» провел более детальные выборочные интервью с представителями бизнеса разного уровня, инвесторами, экспертами. Рассказывая о результатах, руководитель направления социологических исследований «Платформы» Мария Макушева отметила: «Специфика текущего момента в том, что внешнее давление на экономику и ослабление потребительского спроса усиливают запрос и требовательность бизнеса по отношению к тем факторам, которые бизнесмены считают регулируемыми, то есть к институциональным факторам».

«Разные группы бизнеса чувствительны, безусловно, к разным индикаторам, но все предприниматели отмечают схожие тенденции. И конечно, наибольшее эмоциональное влияние на них оказывают те ситуации, в которых проблемы возникают у предпринимателя, ведь на его месте мог оказаться любой другой бизнесмен», – поясняет Макушева.

«Источник тревожности – событийный ряд, связанный с делами против бизнесменов. Они достигли сегодня такой плотной концентрации, что стали создавать ощущение повышенных персональных рисков», – обращает внимание эксперт. «Дела против бизнесменов последних лет выглядят с точки зрения бизнеса непонятными. Возникает вопрос, почему одних наказывают, а других нет», – отмечает Макушева. Как она говорит, главным событием года в этом ряду стало «дело Калви». На это накладываются и общегражданские резонансные события, связанные с протестами, коррупционными скандалами и т.п.

Какие сигналы считывает бизнес? Сигналы, что система работает непредсказуемо, что она не вызывает доверия, потому что любое столкновение с ней – не важно, виноват ты или нет, – вряд ли пройдет без потерь. 

Еще один вывод предпринимателей, судя по исследованию, состоит в том, что особенно незащищенным бизнес себя чувствует в сегментах с высокой долей госучастия. По словам эксперта, в государственной системе предприниматели видят не врага, который целенаправленно вредит, а различные неуправляемые элементы, угрожающие в том числе самой системе. Хотя предприниматели признают, что и сам бизнес в конкурентной борьбе тоже может прибегать к силовым механизмам.

Все это приводит к очень серьезным последствиям. «Горизонт планирования сужается. Люди не готовы к игре вдолгую, потому что не знают, как себя поведет государство завтра. Большинство не стремится загадывать больше чем на три года, хотя продолжительность инвестиционного цикла – 5–7 лет, если не брать IT-индустрию, – перечисляет Макушева. – Также можно говорить о выжидательности и консервативности в вопросах инвестиций». Фактически инвестируют только те, у кого нет иного выбора. 

«Интерес для бизнеса теперь представляют финансовые спекулятивные операции, потому что инвестировать в реальный сектор более рискованно, – продолжает она. – Бизнес говорит, что развиваться страшно, потому что как только ты становишься привлекательным, возникают большие риски, что дело захотят забрать».

Буквально днем ранее примерно об этом же сообщил на своей странице в сети Facebook бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он напомнил, что, по данным Высшей школы экономики, в первом квартале этого года сальдированный финансовый результат компаний (прибыль минус убыток) увеличился на рекордные 49% в годовом выражении.

«Не могу не объяснить, за счет чего образовался этот рекордный рост прибыли. Странно, наверное, что экономика стагнирует, а компании богатеют? Странно. Но только на первый взгляд. Дело в том, что компании «выходят в кэш», «окэшиваются», как это принято говорить на бизнес-языке. Это значит, что они свертывают производства, а деньги, которые многие годы крутились в обороте, выводят, показывают как прибыль и забирают из бизнеса, – пояснил Титов. – К сожалению, это не говорит о богатстве. Так предприниматели спасают то, что осталось, и выходят из бизнеса. Думаю, что скоро эти деньги опять завертятся, но только уже не в России. Этот показатель – не столько повод для радости, сколько предвестник бури».

«Наверное, не стоит удивляться тому, что новая «прибыль» не направляется на инвестиции в основной капитал предприятий. Их прирост в первом квартале – всего 0,5% в годовом выражении. Бизнес не видит в российской экономике перспектив, не торопится «сажать деревья», которые дадут плоды лишь через годы», – считает Титов.

По итогам опроса ВЦИОМа, пятерка наиболее востребованных бизнесом государственных мер поддержки выглядит так: повышение уровня благосостояния населения, снижение нагрузки со стороны надзорных органов, финансовые меры поддержки (а также различные виды поддержки малого предпринимательства), реформа системы кредитования бизнеса.

Кирилл Родин добавил: проведенное исследование также выявило «признаки низкой информированности предпринимательского сообщества о тех мерах поддержки, которые уже проводятся и которые планируется проводить». 

«Уровень информационной работы с предпринимательским сообществом недостаточен. Там, где пустота и неизвестность, сразу появляется плодотворная почва для мифов, стереотипов и паники», – сказал Родин. Этим, возможно, объясняется та истерия, которая, как он отметил, сквозит в ответах бизнесменов. 

К слову, как уточнил гендиректор центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов, ключевой адресат исследования – органы государственной власти. 






























«НГ» тоже опросила предпринимателей с целью выявить главные препятствия для бизнеса и способы их преодоления. Как показал опрос, для сфер, зависящих от внутреннего спроса, падение доходов граждан – это действительно основная проблема. Для тех, кто может себе это позволить, инвестиции в инновации становятся способом преодолеть многие трудности: снизить себестоимость, повысить производительность, эффективность, качество, занять выгодную нишу на рынке. Но при этом для ряда производств проблемой становится отсутствие необходимых отечественных технологий. Им приходится инвестировать в импортные технологии, закупать импортные оборудование и компоненты, что делает бизнес зависимым от курса рубля. Помимо этого часто упоминаются институциональные факторы, о которых говорят в своем исследовании социологи. Приводим некоторые ответы опрошенных предпринимателей.

«Если составить рейтинг из главных барьеров для бизнеса в РФ в текущий момент, то, на мой взгляд, он выглядит так: падение потребительского спроса; меняющиеся правила, нормы и требования со стороны государственных инстанций; увеличение налоговой нагрузки (в частности, НДС); дорогие кредиты; отсутствие достаточной поддержки со стороны власти федеральной и региональной; зависимость от импорта оборудования и тем самым от курса рубля», – перечисляет гендиректор компании «Линдфорс» Вадим Бордюг.

Чтобы приспособиться к наиболее серьезным проблемам в России, бизнес, по словам собеседника издания, «повышает юридическую осведомленность об изменениях в законодательстве и отстаивает в арбитражной плоскости свои права». «Также он участвует в общественных организациях и объединениях, через которые можно донести до властей свою позицию и мысли о развитии», – говорит Бордюг.

«Бизнес готов к внедрению инноваций и технологий. Инновации внедряются для перспективного роста и повышения конкурентоспособности», – добавил собеседник издания.

Основатель компании INTETIX Семен Востриков привел такой «рейтинг» из главных барьеров для бизнеса в РФ на текущий момент: «Дороговизна и недоступность кредитов; избыточный и каждый день усиливающийся банковский контроль; постоянно меняющиеся правила в области налогов и контроля, за изменениями невозможно уследить».

«Я вижу два пути преодоления этих барьеров: постоянное обучение и работа только с самыми профессиональными консультантами; стремление быть публичным и открытым, насколько это возможно, чтобы в случае беспредела со стороны властей сработал «эффект Ивана Голунова», – говорит Востриков.

Как поясняет коммерческий директор компании «ФомЛайн» Екатерина Маркова, главные барьеры для бизнеса в РФ определяются спецификой конкретного бизнеса. «Например, для нашей компании одно из существенных ограничений в развитии – отсутствие производства одного из необходимых компонентов. Это влечет за собой зависимость от европейских поставщиков, курса евро, дополнительных затрат на логистику, – отмечает Маркова. – На потребительских рынках происходит падение либо стагнация спроса с 2014 года. Мы сильно привязаны к реальному показателю по стройке и вводу в эксплуатацию жилья, а за 2018 год стройка прошла с отрицательной динамикой к 2017-му. И прогнозы также не позитивны на 2019 год. Серьезным потребительским стопом для нашего рынка мебели и матрасов стало повышение НДС».

Но Маркова уточняет: «Сейчас очевидно, что шоковый момент прошел, и мы надеемся, что ситуация во второй половине года будет лучше».

«С высокой долей в себестоимости сырьевых компонентов (больше 80%), где мы имеем зависимость от поставщиков, в наших силах серьезно работать над повышением производительности труда и сервисом», – продолжает Маркова. В то же время она обращает внимание, что потребность в инновациях зависит от отрасли: «Некоторые внедряют, потому что это модно, некоторые – для того, чтобы повышать свою конкурентоспособность. Жизненно необходимо заниматься инновациями и повышением качества продуктов и сервиса, если есть амбиции работать на западных рынках».

«Косметический бизнес в России испытывает те же сложности, что и остальной бизнес из-за снижения потребительского спроса и высокой конкуренции, которая заставляет производителей и ретейлеров снижать цены и давать скидки. По этой причине российский косметический бизнес все больше смотрит в сторону экспорта, – говорит основатель брендингового агентства BrandGuru бюро Наталья Ракоч. – Этот год принес нам и рост НДС, и новые правила маркировки, что не могло не отразиться на себестоимости продукции».

«Рост экспорта косметики российского производства, с одной стороны, хороший показатель, с другой стороны, он не поддерживается ростом внутреннего производства сырья. Отсутствие сырьевой базы делает это направление зависимым от курса рубля и условий сотрудничества с крупными производителями ингредиентов», – продолжает Ракоч. Косметическая отрасль – традиционно благодатная почва для инноваций, новинки – драйвер отрасли, добавляет эксперт.

«Падение спроса не сильно ощутимо в том ценовом сегменте, в котором мы работаем, кредиты у нас достаточно доступные, давления на данный момент не ощущаем. А поддержки мы и не ожидаем, так как это в принципе невозможно для производителя алкоголя», – говорит гендиректор компании «Игристые Вина» Юрий Дудко.

«Сейчас зоны, свободные от барьеров, сужаются. Чтобы удержать свои позиции, нужно работать по мировым рыночным законам, опережая конкурентов. Здесь как раз речь об инновациях, – продолжает собеседник издания. – Инвестируя в новейшее оборудование, мы можем полностью взять под контроль качество продукта и значительно увеличить производительность труда».

«В данный момент топ барьеров выглядит так: жесткое и путанное законодательство; налоговое давление; низкое качество инфраструктуры, сложность конкуренции с импортом», – говорит гендиректор «Иволга Капитал» Андрей Хохрин.

«Часто мелкие предприниматели идут на не совсем законные или совсем незаконные ухищрения. Среди таких «ухищрений» разные инструменты, начиная от ведения бизнеса под личиной одного зарегистрированного индивидуального предпринимателя, некачественного ведения бухгалтерии, заканчивая оплатой труда сотрудников в конвертах. 
С одной стороны, подобными действиями предприниматели самостоятельно создают прецедент для ужесточения проверок; с другой стороны, у части предпринимателей не остается законных инструментов для решения проблем», – предполагает Хохрин.

«Государство осознает трудности и идет навстречу малому и среднему бизнесу, – обращает внимание собеседник издания. – Например, продлеваются надзорные каникулы, реализуются программы поддержки малых предпринимателей: обеспечивается доступ к более дешевым кредитным продуктам, оказывается поддержка в IPO-размещениях. Поэтому топ препятствий для развития бизнеса постоянно меняется».

Показать текст
  • 134
  • 436
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
    Будьте первым, кто оставит комментарий!
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
Показать еще
Идет загрузка ···
Больше не найдется.
Оставьте комментарий